поддержка покупателей (с 9 до 21)
8 800 200-10-11
интернет-магазин (с 9 до 21)
8 800 775-48-46
Заказать звонок
Корзина

ДРУГАЯ АМЕРИКА

  

Обычно первый подарок, который делают мужчине в Бразилии, - это футбольный мяч. Страна помешана на футболе, спортивная обувь, соответственно, здесь тоже очень высокого качества. Андрей Бережной, генеральный директор компании «Ральф Рингер», во время своей поездки в Бразилию не только увидел, как делается отличная спортивная обувь, но и узнал, в чем состоит феномен успеха бразильской обувной индустрии в целом.

Первоисточник промышленного бума в Бразилии

Пятьдесят лет назад американцы назад начали выводить производство в близлежащие страны. И как люди практичные, сориентированные на высокую серийность, они сразу все начали делать в больших масштабах, сразу были настроены на конвейерное производство. Благодаря тому, что появились американские заказы, и выросла обувная индустрия Бразилии. В 60-70-х годах XX века здесь был настолько сумасшедший рост, что тот, кто был ничем, тот стал всем. Маленькие семейные производства превратились в огромные предприятия.

Смена ориентиров

Потом появился Китай, американцы постепенно начали переводить производство туда. И бразильцы реально столкнулись с большими проблемами, потому что в те времена Бразилия была сориентирована на ширпотреб, выпуск массового продукта. Прошло всего несколько лет, и они удивительным образом смогли перестроиться. Я посещал фабрики, которые выпускают в смену по 1000 пар женских босоножек, сложнейших с точки зрения технологии (все из ремешочков, каблучок обтянут кожей), требующих аккуратности и филигранности. Удивительная работа, потому что что-то дорогое обычно делается медленно и вручную, но там совершенно другие масштабы. На этой фабрике делают много известных марок: «Колиган», люксовая американская марка, суббренд Nike, здесь же шьют и мужскую, и женскую обувь Hugo Boss.

Переход в более высокий ценовой сегмент был только первым шагом. Второе, что сделали бразильцы – ушли в спортивное направление. Смысл в том, что местные фабрики получили лицензию на производство и продажу обуви под той или иной маркой на весь бразильский рынок и платят только роялти. При этом государство установило очень высокие ввозные пошлины на брендированную спортивную обувь.

В результате все глобальные бренды отшивают обувь в Бразилии. Что-то уникальное поставляется из Китая, но в основном все местное. 170 млн населения, очень спортивного, и именно этот ресурс внутреннего потребления создает очень большой перспективный рынок. Вот что должно быть нашим будущим. Смотри на опыт и бери.

Масштаб и тонкая настройка

В Бразилии я был на нескольких обувных фабриках очень высокого уровня, и с точки зрения качества, и с точки зрения объемов производства. Одна такая фабрика выпускает 60 тыс. пар обуви ежедневно. И чтобы управлять такой махиной, всеми технологическими процессами, внутренней организацией, внутренней и внешней логистикой, нужно, чтобы все было настроено идеально и работало согласованно. Представьте себе огромный теплоход – если он заглохнет посреди океана из-за какой-нибудь маленькой детали, то его оттуда нельзя будет вытащить никак, потому что он слишком большой. Так и здесь.

На самом деле я увидел здесь мечту – как может работать большое индустриальное предприятие.

У бразильцев очень четко регламентированы даже такие вопросы, как рабочий день мастера на потоке. Кстати, он два часа в день проводит в департаменте проектирования для изучения технологических особенностей будущих моделей. Бразильцы не запустят модель в производство, пока каждый рабочий не будет досконально разбираться во всех деталях и пока каждый не подпишет, что он все понял и гарантирует отличную работу.

Они отнормировали все технические процессы. Нормирование как управление и понимание проникло настолько глубоко, что стало образом действия и топ-менеджера, и рабочего. Если мы хотим в момент t получить продукцию d, то мы указываем только тип продукции и дату, остальное система сделает сама.

Мы тоже можем это сделать, другое дело, что мы в России часто не знаем, когда начать, чтобы вовремя закончить. Скорее всего, у нас уйдет еще года полтора, чтобы наладить такую систему планирования. У нас пока еще нет настолько единой системы, отдельно планируется закупка, внутренняя логистика, еще несколько процессов.

Параллели с российской действительностью

Я уезжал в Бразилию как раз тогда, когда у нас в компании был небольшой внутренний кризис в понимании сроков, когда же мы закончим внедрение нашей ERP-системы. Вроде бы все установлено, и вроде все работает, но нет ощущения качественного изменения.

В Бразилии я понял, что мы идем по верному пути. Нам даже в чем-то проще было, потому что они софт писали сами, а у нас на базе 1С уже было многое реализовано, хотя, конечно, мы очень сильно модфицировали наше программное обеспечение.

В итоге я понял, что качественное изменение будет естественным следствием того, что система очистится. Чтобы работать в софте класса ERP, его изначально надо напичкать огромной информацией. Естественно, на входе были какие-то ошибки, но сейчас, когда система стала очищаться от них, все стало улучшаться. Главное – продолжать работу последовательно и регулярно.

Отличия от российских реалий

Бразильцы работают совершенно иначе. У них нет заготовки вместе с потоком. Они начинают кроить, доходят до какой-то точки. Прерывают процесс, увозят на заготовку вечером. И с утра начинают из этой же точки работать предыдущим днем. А в это время шьется новая заготовка. И в отличие от нас у них почти нет незавершенного производства. У нас оно пока есть: мы компенсируем сбои в планировании тем, что кругом поставили запасную работу. Если технолог ошибся, у швеи всегда есть запасная модель – бери и работай. Только не стой.

Хотя по большому счету незавершенка стоит очень дорого. Если мы делаем 10 тыс. пар в день, а цикл производства в среднем составляет две недели, то на фабрике все должно быть подготовлено на 140 тыс. пар, чтобы не было простоев при нашем способе организации. С учетом того, что комплектация одной пары стоит около 20 долларов, получается, что в незавершенке находится 2 млн долларов. Если мы уменьшаем незавершенку, то миллион мы спокойно можем забрать и потратить его на что-нибудь другое. Собственно говоря, мы к этому и стремимся – и в конце концов добьемся не сегодня, так завтра.

На фоне других

Самое интересное: на фоне остальных отраслей обувное производство в Бразилии выглядит просто космосом. Энергетика, транспорт, железные дороги – все эти отрасли сильно отстают от российских. Там довольно дорогое электричество, дорогое медицинское обслуживание, хотя жизнь довольно дешевая. Что меня там порадовало: очень много строек и все предельно прагматично, нет такого пафоса, как в Москве, нет такого количества бизнес-центров, ради понтов никто не станет тратить своих денег. Люди заточены на созидание.

О конкретных предложениях

Фабрика, на которой я был, выпускает спортивную обувь Diadora. Увидев нашу «Пиранью», оценив высокий уровень технологического исполнения, они предложили работать совместно. То есть теоретически «Ральф Рингер» может шить для Diadora. Там есть обувь не только хай-тек, там есть и супер хай-тек, мы такого пока делать не умеем, хотя оборудование уже купили, к примеру, для сложных двухслойных подошвы. Просто купили под зиму, нам пока это не надо, но к следующей весне мы его уже освоим и тогда будем способны выпускать и суперхайтековскую обувь.

 

Вывод первый

Бразильцы чрезвычайно компетентны в области подготовки производства и самого производства.

Вывод второй

У них очень большой опыт работы в кожевенной индустрии и большой опыт работы с глобальными брендами.

Вывод третий

Они создали систему. Их главная фишка в том, что у них все хорошо организовано: быстро, точно и качественно.

Вывод четвертый

Есть чему учиться.