поддержка покупателей (с 9 до 21)
8 800 200-10-11
интернет-магазин (с 9 до 21)
8 800 775-48-46
Заказать звонок
Корзина

ОБУВЬ: ДЛЯ НОСКИ ИЛИ НА ВЫБРОС?

  

Знакомый мастер говорил мне: "Производя обувь, надо быть готовым ее выбрасывать". Производство обуви - специфично. Это сложный технологический процесс, который требует использования современного оборудования. Отечественные банки неохотно идут на долгосрочное кредитование, да и бизнесмены редко берутся за создание обувного производства. Генеральный директор компании Ralf Ringer Андрей Бережной занялся обувным производством в сложный для фирмы момент, но, похоже, не расстанется с этим бизнесом никогда.


  • Андрей Александрович, история вашего предприятия - это маленькая обувная фабрика, выросшая до крупной?
  • Мне никогда не хотелось открыть маленькую пекарню или маленький магазинчик, а потом всю жизнь умиляться таким бизнесом. Я из тех, кто мечтает сразу о многом. В начале 90-х я торговал ботинками, постепенно начал ввозить обувь из Индии, и уже тогда у меня были мысли создать свое крупное производство. Для начала я пытался даже договориться с индийцами о производстве обуви у них, но переговоры ни к чему не привели. Тогда я с партнерами решил начать производство в России. В тот момент, сшитая здесь обувь выигрывала на рынке по соотношению "цена-качество". Крупные импортеры в то время делали закупки в основном в Европе и работали в более дорогой нише, а потенциальные конкуренты из азиатских стран тогда еще не могли предложить качественного продукта. Первый ботинок под маркой Ralf Ringer был сшит в 1996 году на московской фабрике "Буревестник".

  

  • Как вам пришло в голову заняться обувью?
  • В голову мне это не приходило. Скорее - это была вынужденная необходимость. По образованию я инженер, как и многие нынешние предприниматели. В 1989 году закончил Московский институт электронной техники в Зеленограде по специальности "Компьютерные системы" и три года отработал по специальности в НПО СВТ. Но наступили "новые времена" и нужно было искать новый заработок, чтобы прокормить семью. Так и появилась в моей жизни обувь. Причем появилась случайно.

  

  • Но это не было крупное производство?
  • Своей производственной базой мы выбрали фабрику "Буревестник". Сначала размещали на ней заказы на производство, затем купили одну пошивочную линию, затем были вторая, третья, четвертая. Постепенно закупали новое оборудование. После стали постепенно выкупать производственные активы у приватизировавших эту фабрику владельцев. Со временем фабрика стала нашим базовым предприятием. При этом квалификация людей, занятых на производстве "Буревестника", заведомо была высокой. Учить швей не надо было. Главное, чему нужно было уделить внимание, - это подбор менеджеров, управленцев. Многое сегодня зависит от личности менеджера-руководителя, его деловитости, смекалки, инициативы и организаторских способностей.

  

  • Иностранное название - это дань тому, что импортное лучше?
  • В то время, когда мы начинали работать, безусловно, импортное воспринималось как лучшее. А в случае с обувью - эта "традиция" идет еще с советских времен. Когда мы придумывали название для обуви, нам хотелось, чтобы оно было похоже на "немецкое". Так появился RALF. Классное мужское имя. Но оказалось, что зарегистрировать его нельзя - из-за известного модельера Ralph Louren, о существовании которого в те времена мы не знали. Поэтому к Ralf добавили Ringer , что переводится с немецкого как сильный, борец.

  

  • Сразу дело пошло?
  • Нет. Главная ошибка тех, кто начинает шить обувь - это неверное восприятие обувного бизнеса. У нашей отрасли есть своя специфика. И те, кто думает, что можно производить обувь в небольших количествах, или что "можно попробовать", заведомо обречены на неудачу. Поскольку это очень проблематично. "Попробовать" - гарантированно не получится. Нужно быть готовым к тому, что первые 5 тысяч пар нужно будет выбросить. Обувь - это долгосрочный проект. И инвестиции в обувное производство окупят себя не сразу.

  

  • Какие вы видите проблемы на обувном рынке России?
  • Проблем много, и одна из главных - то, что на российский рынок выбрасывается большое количество низкокачественной и дешевой обуви "no name". Зачастую внешне она выглядит неплохо, но при ее производстве используются непрочные материалы (например, ПВХ), и это делает обувь недолговечной, наносит ущерб всему рынку, поскольку подрывает у покупателя доверие к отрасли в целом.

  

  • Китайские фирмы конкурируют в вами?
  • Китай производит 50% мировой обуви, он крупнейший производитель. Вдумайтесь в цифру - шесть миллиардов пар делает Китай. Но большая часть китайской обуви - нам не конкурент. С Китаем очень хорошо сотрудничать по комплектующим. Инфраструктура там просто удивительная. Сегодня у всех отечественных компаний есть один общий конкурент - неорганизованный рынок. Обувь, которая продается на рынках, является сегодня главным конкурентом всех организованных компаний-производителей и импортеров. Неорганизованный рынок мешает функционировать организованному. Потому что на стихийном рынке не может быть стабильных цен, на них часто случаются различные катаклизмы.

  

  • Малому бизнесу выгодно работать в обувной промышленности?
  • На мой взгляд, малый бизнес в принципе нужен там, где требуется что-то удивительное. Где результат и качество (продукта или услуг) зависят от качеств специалиста. В обувной промышленности это может быть индивидуальный пошив, штучная "дизайнерская" обувь. В массовом же производстве по этой причине малому бизнесу места нет. Поясню: чтобы сделать мужскую подошву, надо сделать семь размеров пресс-форм, каждая пресс-форма для горизонтального впрыска стоит порядка полторы тысячи евро. Это уже 10500. Если ты делаешь 10 тысяч пар, то цена переносимости затрат на пару один евро. Это неподъемная сумма, потому что один евро плюс материал, плюс все остальное - зато если сделаешь сто тысяч пар, то цена переносимости десять центов, а если миллион - то это один цент.

  

  • Сколько нужно денег чтобы начать обувное производство?
  • Тут довольно простая "арифметика". Оборачиваемость средств в обувном бизнесе - приблизительно 2 раза в год. Но это при условии, что вся ваша обувь продастся. Рентабельный минимум - 10 тысяч пар в месяц. То есть 60000 пар в сезон. По минимуму при аутсорсинге нужно платить 5 долларов с пары фабрике. Плюс 15 долларов - на комплектующие. Итого получаем минимальные затраты - 1,2 млн долл.

  

  • Ваш прогноз на развитие отрасли?
  • Прогноз не самый светлый. Отмечу, что производить в России обувь трудно. На пути российского обувщика масса проблем. Проблемы с материалами и комплектующими, с персоналом, с налогами. Сейчас много говорят о вступлении России в ВТО. Думаю, в этом случае без государственной стратегии развития и поддержки легкой промышленности мы просто потеряем подавляющее большинство существующих сегодня обувных производств. Так что особо радужных перспектив на развитие отрасли в целом я лично пока не вижу.

  

  • Вы создали известный обувной бренд - довольны проделанной работой?
  • Безусловно, доволен. То, чем сейчас является Ralf Ringer - результат больших усилий команды единомышленников, серьезных ресурсов, вложенных в создание бренда. И, безусловно, я горжусь результатом нашей работы. Горжусь тем, что наша обувь успешно конкурирует с самыми известными марками. Горжусь тем, что наша марка была признана "золотым брендом" (на конкурсе "Бренд года" в 2004 году). Горжусь тем, что с нами хотят работать и нашу обувь хотят продавать. Горжусь тем, что нашу обувь можно купить в большинстве городов России, а общее число магазинов, в которых продается Ralf Ringer , достигло в этом году тысячи. Горжусь тем, что у нашей обуви есть свое "лицо" и свой покупатель, который вновь и вновь приходит за обувью Ralf Ringer.

Дмитрий Нератов

 


Смотрите также:

АНДРЕЙ БЕРЕЖНОЙ: RALF ПОБЕДИТ ECCO В РОССИИ

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

В ЧЕМ ПОДВОХ?

ЕСЛИ РАБОТАТЬ ЧЕСТНО И ГРАМОТНО, УСПЕХ НЕИЗБЕЖЕН

АНДРЕЙ БЕРЕЖНОЙ О ТОМ, КАК БЫТЬ ЛУЧШИМ И ОБ ОБУВИ, КОТОРАЯ «НИГДЕ НЕ ЖМЕТ»

ЛЕГКО ЛИ БЫТЬ ГЕНЕРАЛЬНЫМ ДИРЕКТОРОМ